Школа барселонского резерва

Школа барселонского резерва

Восемь человек уехали из «Барселоны» в сборную, взявшую в Южной Африке первый для Испании мировой титул. Шесть из этих восьми были взращены «Барселоной» с младых ногтей, в своей собственной футбольной Академии, самой продуктивной футбольной Академии, какая только есть на свете.

Если мальчик любит труд

Всякому, кто не прочь порассуждать о несоразмерности зарплат футбольных звезд с масштабами их трудовых свершений («подумаешь, работа, мячик пинать, да я бы за такие деньги…»), не мешало бы для начала побывать в детско-юношеской футбольной академии «Барселоны». Сейчас за основной состав клуба играют несколько ее воспитанников – Пуйоль, Месси, Иньеста, Фабрегас, Пике, Вальдес и Чави. Эти люди с малых лет видели перед собой цель, они шли к ней, многим ради нее сознательно жертвовали. Наконец, они достигли этой цели и теперь пожинают заслуженные плоды трудов своих. Это ли не счастье?

Школа барселонского резерва

«Резиденция». Она же – La Masia. По каталонски это слово означает «загородный дом», каковым он собственно и являлся в начале XVIII века. Барселона тогда была еще не так велика, как теперь, до основания одноименного клуба оставалось без малого 200 лет, а про такую игру как футбол никто и слыхом не слыхивал. Общежитием кантеры La Maisa cтала лишь в 1980-м.

«Резиденция» – трехэтажный каменный мешок 1702 года постройки, огороженный железным забором, находится на территории «Камп Ноу», в минуте ходьбы от самого стадиона. Здесь в трех отнюдь не просторных комнатах с маленькими, прорубленными в толстых стенах окнами, расставлены 12 двухэтажных кроватей. Их хозяева – 24 футболиста в возрасте от 10 до 17 лет. Еще 36 игроков этой же возрастной категории обитают непосредственно на «Камп Ноу», где для них созданы похожие условия.
Отбой в «Резиденции» трубят в 23.00. После этого в старом доме выключают свет и запирают на замок единственную входную дверь. Подъем по распорядку назначен на шесть сорок пять. Завтрак – бутерброд и кофе с молоком, и тут же – бегом в автобус. С восьми до половины второго – занятия в общеобразовательной школе (математика, история, естествознание, испанский, литература). Затем, тем же автобусом – обратно в «Резиденцию». Обед. Получасовой перерыв. Снова автобус. Выезд на базу, что расположена километрах в десяти от «Барселоны», ту самую, где занимается и первая команда. Полуторачасовая тренировка. Автобус. «Резиденция». Приготовление уроков. Свободное время. Ужин. Отбой. И так – изо дня в день на протяжение многих лет.

Школа барселонского резерва

Скульптурная композиция «Дедушка Барселоны» украшает собою цветник перед «Резиденцией» и является неофициальным символом футбольного клуба.

60 игроков, привезенные в «Барселону» со всей Испании и остального мира и проживающих здесь на казарменном положении, – это сливки, элита Академии , те, кто по мнению тренеров, со временем имеют перспективы заиграть на высоком профессиональном уровне (всего в детско-юношеских командах «Барсы» тренируются около 500 человек). Путь, которым они идут, помимо врожденного таланта требует жесточайшей дисциплины и трудолюбия на грани самоотречения. Чтобы понять, что это не фальшиво-пафосные заклинания, призванные, как часто случается, прикрыть собой полное отсутствие конкретных дел, необходимо ознакомиться с внутреннем регламентом «Резиденции».

Итак, пункт первый, далее – по порядку. Проживающий в «Резиденции» (а равно и на «Камп Ноу») ребенок, не достигший пятнадцати лет, не имеет права отлучаться с ее территории, не спросясь у одного из трех воспитателей, которые, сменяя друг друга, проводят здесь дни и ночи напролет. Мальчик, перешагнувший порог пятнадцатилетия, может в свободное время покидать ее по своему усмотрению, но обязан сообщить, куда он идет и что намерен делать.

Школа барселонского резерва

Приглашать в «Резиденцию» друзей и приятелей строго воспрещается (объяснение этому запрету дается следующее: «У нас 60 детей, и если каждый кого-то пригласит, то представляете, что здесь начнется?!»).

Родители могут навещать своих чад, когда им заблагорассудится, но свидания не должны мешать учебному и тренировочному процессам и, уж тем более, прерывать их (при таком подходе большинство воспитанников, особенно иностранцы, видят отцов и матерей не больше одного – двух раз в году).

Общение с родными и близкими посредством интернет-переписки тоже контролируется достаточно жестко: ребенок может вести ее только сидя в компьютерном классе все той же «Резиденции» – посещение интернет-кафе и тому подобных «злачных мест» настоятельно не рекомендуется.

Вообще, Академия в целом и «Резиденция» в частности это закрытые, почти военизированные структуры. На все здесь надо испрашивать разрешения. И это еще далеко не все. Что касается школьной успеваемости, методах ее стимулирования и о свободном времени. Эти понятия, как вы немедленно убедитесь, неразрывно связаны друг с другом. Дело в том, что мальчик из футбольной Академии «Барселоны» никогда и ни при каких обстоятельствах не может быть двоечником. Двоечников здесь отстраняют от тренировок и, соответственно, игр. Более страшного наказания для них не предусмотрено, ибо ничего более страшного воспитанники Академии и представить себе не могут.
Именно поэтому единственный на неделе полностью свободный вечер, как правило приходящийся на пятницу, отстающие «резиденты» посвящают дополнительным занятиям со специально приглашенными педагогами, в то время как их более способные к наукам однокашники предаются всевозможным удовольствиям.

Знаете, кто из игроков первой команды «Барселоны» – самый частый гость в «Резиденции»? Иньеста. А знаете почему? Потому, что его туда приглашают, причем приглашают исключительно для того, чтобы предъявить молодежи в качестве наглядного положительного примера. Иньеста и впрямь уникальный футболист: помимо среднего у него имеется еще и высшее образование. При этом ни он, ни другие игроки основы практически никогда не приезжают на детско-юношеские тренировки и не дают мастер-классов. «Думаю, это лишнее, – сухо сказал нам Альберто Капеллас, один из тренеров Академии. – Дети, как только завидят звезд, сразу начинают глазеть на них, лезть к ним за автографами, фотографиями. Разве можно работать в такой обстановке? Конечно, нет. Это отвлекает от футбола».

Школа барселонского резерва

Андрес Иньеста Лухан (выпуск 2001 года)

Впрочем, не стоит думать, что, стойко перенося все выпавшие на их долю тяготы и лишения, будущие звезды «Барселоны» ничего не получают взамен. Они получают: во-первых, стипендию, размеры которой, разумеется, держатся в секрете. Во-вторых – возможность тренироваться по уникальным методикам, ставящим во главу угла развитие навыков работы с мячом и тактическую выучку, и до 15-летнего возраста практически не предусматривающим изнурительной атлетической подготовки. Наконец, они просто занимаются любимым делом – играют в футбол, и лишить их такого удовольствия не может никто.

Карлос Фольгера: «Хорошо сказал отец Пуйоля…»

Пообщавшись с Карлосом Фольгера, директором Академии по воспитательной работе становится ясно, что собственно о футбольном будущем своих подопечных он думает в последнюю очередь, а одними из основных добродетелей футболиста считает скромность и умение достойно проигрывать.

— Если коротко сформулировать философию, которой вы придерживаетесь в работе с детьми, в чем она?

— Если коротко, то в том, что в первую очередь мы думаем не о том, что из них выйдут за футболисты, а о том, какими они будут людьми. Развитыми, образованными, социализированными, элементарно порядочными, наконец. Я подчеркиваю: я говорю сейчас как педагог, как воспитатель, а не как тренер. Но эта позиция до мелочей согласована с клубом, и она им всецело поддерживается.

Дело в том, что в 10-11 лет, когда дети попадают к нам, никто не может гарантировать ни им самим, ни их родителям, что из них вырастут звезды. Больше того, никто не может гарантировать, что из них вообще получатся профессиональные игроки. Скажу вам, что по статистике, если говорить об Академии в целом, на профессиональный уровень выходят не больше 10-15 процентов выпускников, причем учтите, что речь не идет о высшем профессиональном уровне.

Ну, а для подавляющего большинства занятия футболом так и останутся одним из воспоминаний детства. На жизнь им придется зарабатывать чем-то другим, и наша задача как раз в том и состоит, чтобы к 16-17 годам уровень их знаний и развития мог позволить им продолжить образование и получить профессию, которая кормила бы их в самой обычной, не футбольной жизни.

— А школа, в которой учатся ваши дети, она обычная?

— Да. Это очень хорошая школа. Но она совершенно обычная в том смысле, что там наши игроки учатся со своими сверстниками, не имеющими никакого отношения к футболу. Это как раз и есть один из краеугольных камней той философии, о которой вы меня только что спрашивали. Ребенок должен быть социализирован, ребенок не должен быть зациклен на футболе. Он должен понимать, что в мире есть вещи и помимо футбола, и есть люди, интересы которых, в том числе и профессиональные, лежат вне этой сферы. Если бы даже в школе они общались только между собой, уяснить это им было бы сложнее.

— А как к ним относятся другие дети, ну, вот те, что вместе с ними учатся? И как ваши воспитанники относятся к этим детям? Нет такого, что задирают нос: дескать, я – игрок «Барселоны»?

— Такое у нас бывало, хотя и нечасто. Но поверьте, как только мы получали такой сигнал из школы, мы сразу же находили способ поставить такого мальчика на место. Если такое и случается, то, как правило, с теми, кто у нас недавно. Вообще, вот это очень сложный психологический момент, который нам приходится преодолевать: понимаете, сюда ведь приходят хотя и совсем еще маленькие, но уже футболисты. И, раз они попали сюда, значит, они чего-то да стоят. Они это очень хорошо понимают: в тех детских командах, где они были до «Барселоны», каждый из них действительно был звездочкой, там тренеры на них молились и пыль с них сдували. А здесь таких звездочек – 60 человек. И всех нам надо приучить к мысли о том, что они теперь – одна семья. Семья, где у всех перед всеми равные права и обязанности. Семья, одними из главных ценностей которой являются скромность и трудолюбие, без которых большого успеха добиться нельзя, будь ты хоть суперталант.

Хорошо в свое время сказал отец Пуйоля: «Мне совершенно не важно, будешь ли ты играть за «Барселону», станешь ли ты вообще профессиональным игроком, но мне очень важно будет сознавать, что ты сделал для этого все, что мог». И вот вам, пожалуйста, Пуйоль… Кто может сказать про него, что он очень быстрый защитник? Кто может сказать, что он очень техничен? Нет, ничего подобного про него сказать нельзя. Но у него было другое – трудолюбие и скромность, скромность и трудолюбие. Ну, и, конечно, очень сильный характер. И благодаря им он вырос в большого игрока.

Школа барселонского резерва

Карлес Пуйоль Сафоркада (выпуск 1995 года)

— Как вообще можно к вам попасть? Скажем, из России. Как происходит отбор молодых игроков из других стран?

— Это прерогатива наших скаутов, которые заняты поиском футбольных талантов по всему миру. Они дают свои рекомендации и футболистов приглашают на просмотр. Но в принципе возможен и другой вариант, он довольно редко используется, но все-таки. В общем, если вам вдруг кажется, что ваш сын или просто какой-то знакомый мальчик обнаруживает задатки будущей звезды, вы можете связаться с клубом через официальный сайт и прислать видео. Если наши специалисты сочтут ребенка действительно талантливым, с вами спишутся или созвонятся и попросят приехать.

— Вот вы сказали, что вам нужно каким-то образом убедить своих воспитанников в том, что они одна семья.

— Да, создать такую атмосферу совершенно необходимо. Если 12-13 летний ребенок вдруг в один момент расстается с родителями и приезжает в новое, незнакомое место, для него это, конечно, является большим психологическим испытанием. И мы должны ему помочь это испытание пройти. Вот, например, Иньеста: он родился в маленькой деревне, в Альбасете. У нас оказался в 12 лет. И до 14-ти каждый день звонил родителям и просил, чтобы они его отсюда забрали, так ему было тяжело. Слава Богу, наконец, адаптировался. А ведь могли бы мы его и потерять. И кто бы тогда голландцам забивал?…

Школа барселонского резерва

Виктор Вальдес Аррибас (выпуск 1999 года)

А потом я еще вот что вам скажу, возвращаясь к теме семьи. Вот эта вот «Резиденция», La Masia – это ведь все не пустой звук. Это в общем-то сердце «Барселоны», по крайней мере нынешней – это точно. Вы посмотрите: главный тренер, Гвардьола, он из La Masia, мальчишкой шесть лет здесь прожил. Второй, помощник его, Тито Вильянова, наш. Тренер по физподготовке первой команды – отсюда. Сам директор Академии, Гильермо Амор – то же самое. Про наш основной состав я вообще не говорю. Конечно, это общность. И это, если угодно, действительно вторая семья. И мальчишки это понимают очень хорошо.

-А вообще, как показывают опросы, из каждых десяти наших детей восемь с раннего возраста болели за «Барселону» и хотели играть именно за нее, а не, скажем, за «Реал». Почему? А им кажется, что из кантеры «Барселоны» легче пробиться в основной состав. И в общем определенная логика в этих рассуждениях есть. Посмотрите, сколько за последние лет десять у «Реала» собственных воспитанников заиграло – Рауль да Касильяс, и все. И сколько – у нас. Хотя я это не к тому говорю, что у нас школа хорошая, а у них – плохая, Боже упаси. Нет, у них тоже отличная.

— Сколько клуб тратит на игроков, живущих здесь круглогодично?

Цифры конфиденциальные… Могу только сказать, что они находятся на полном содержании «Барселоны». Если родители хотят навестить своего ребенка и приехать в Барселону, все их расходы тоже оплачивает клуб. Вообще, сложно вывести какую-то среднюю цифру. Все индивидуально. Вот, скажем, Месси нуждался в специальных препаратах для стимуляции роста. Вы знаете, он и сейчас невысок, а без них, наверное, и таким бы не вырос. Само собой, клуб обеспечил ему все, что было необходимо.

Школа барселонского резерва

Лионель Андрес Месси (выпуск 2004 года)

Школа Барселоны считается лучшей футбольной школой в мире. И подтверждение тому являются её выпускники. Школа Барсы — это сердце большой Барселонской семьи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *